www.nmiff.ru, раздел Парадигма

А вас, Штирлиц, я попрошу остаться без ужина

– А вас Штирлиц, я попрошу остаться... без ужина, – сказал Мюллер.
Всё, провалился, подумал Штирлиц. Это удар ниже пояса. Дальше он, наверняка, предложит отказаться от обеда и завтрака. Пытка голодом. А если ещё и без воды, долго я точно не продержусь. Силы меня оставят, я начну бредить и выдам государственные тайны. Но кто, кто мог меня сдать? Пастор..., радистка Кет... Нет и ещё раз нет, это проверенные люди. А может быть... Штирлиц лихорадочно пытался вспомнить, что было вчера. Ага, вчера вместе с другими офицерами пили в ресторане и играли в карты. Наверное, я просто проиграл ужин Мюллеру. Эта тварь так любит пожрать вечером. Тогда всё не так плохо. Но как узнать, что на уме у Мюллера? Штирлиц, ничем не выдавая волнения, медленно закурил сигарету и, как бы между прочим, поинтересовался:
– А что, шеф, ночью в бой? Я слышал, что воевать лучше на голодный желудок. Тогда и ранение в живот не будет смертельным.
– Нет, дело вовсе не в этом, – стальным голосом ответил Мюллер, и взгляд его стал суровым.
Не угадал. Штирлиц покрылся холодным потом. Но надежда разгадать иезуитский ход мыслей Мюллера всё ещё не покидала его. А что если всё гораздо проще? Дела на фронте у немцев всё хуже и хуже. Потери огромные. Партизаны подрывают составы. Продовольствия не хватает. Может быть, сверху пришла секретная директива, в тылу экономить на еде. Вся еда для фронта,вся еда для победы. Но тогда надо наоборот отвоёвывать своё право на ужин. Ни крохи дополнительной еды не должно попасть воюющим фрицам.

Уверенность в том, что он разгадал тайные мысли Мюллера, придала уверенность. И Штирлиц первым нарушил затянувшуюся паузу.
– Конечно, шеф, если это необходимо для победы.
Тут Штирлиц решил акцентировать.
– Для нашей победы я готов отказаться от ужина и даже сократить свои завтрак и обед. Например, обойтись без чая с сахаром утром и без супа днём. Надеюсь, остальные офицеры поддержат это почин.
– Я рад вашему мужеству, – похвалил его Мюллер. – Но такие жертвы от вас не требуются. Я хочу, чтобы свой ужин вы отдали врагу.
Штирлиц попытался взять себя в руки. Как только это ему удалось, он немедленно спросил:
– Моему личному врагу или врагу Рейха?
– А разве вы делаете между ними различия, – поинтересовался Мюллер. И продолжил:
– Я верю в вашу интуицию. У меня есть данные, что в гестапо пробрался советский разведчик. Его надо немедленно обезвредить. Но мы не можем его вычислить. По данным наших врачей воля человека, который много ест вечером, постепенно ослабевает, у него нарушается сон, он становится не в меру болтливым и может выдать себя. Кроме того, плотный ужин снижает потенцию и поэтому вызывает чувство растерянности. Если к этому добавить быстро растущий живот и нарушенное пищеварение, сопровождающееся выраженным метеоризмом, становится понятным, что советский разведчик будет деморализован и быстро допустит непростительную ошибку. Вот тут-то мы его и повяжем. Мой план таков – вы будете каждый вечер ходить с офицерами в ресторан и жаловаться на пищевое отравление. Все будут знать, что ваш врач рекомендовал вам на ночь пить минеральную воду. И никакой еды. Вечерний голод пробудит вашу интуицию, и вы угадаете, кому предложить свой ужин. А мы потом будем внимательно наблюдать за этим офицером. Я думаю, что максимум со второй или третьей попытки вас ждёт успех. И железный крест, – добавил Мюллер.
– Служу Рейху, служу Родине – отчеканил Штирлиц и отправился на задание. Он доверял данным пунктуальных немецких врачей и был уверен, что сумеет плотным ужином вывести из строя ведущих офицеров гестапо.

З.П. Белкин,
автор книги "Как отдать ужин врагу-2 или целебная сила ночного голода"

По вопросам приобретения и подписания контрактов (контракты для фирм: "Парадигма" (Paradeigma), САД (Система активного долголетия), Доктор Нонна (Dr. Nona), "Радуга М", "Коралловый клуб" (Coral Club) обращаться:

Тел.: (499) 133-4415, (916) 675-1510, Наталья Владимировна.